Эксперты: Россия остается в числе мировых лидеров по неравенству зарплат



Рoссия oстaeтся oдним из мирoвыx лидeрoв пo урoвню нeрaвeнствa зaрплaт в экoнoмикe, нeсмoтря нa нeкoтoрoe снижeниe этoгo пoкaзaтeля в пoслeдниe гoды


Moscow-Live.ru

Рoссия oстaeтся oдним из мирoвыx лидeрoв по уровню неравенства зарплат в экономике, несмотря на некоторое снижение этого показателя в последние годы. Об этом в четверг пишет газета “Коммерсант” со ссылкой на доклад двух лабораторий Высшей школы экономики (ВШЭ), подготовленный для Центра стратегических разработок (ЦСР).

Проблема обсуждается в смежных главах доклада ВШЭ, посвященных региональной дифференциации рынка труда и бюджетного сектора. Выводы доклада в значительной степени противоречат общепринятым точкам зрения, отмечает издание.

Зарплатное неравенство в РФ в определенном смысле унаследовано со времен позднего СССР, когда соотношение высоких и низких зарплат соответствовало уровням неравенства стран Европы с либеральной экономической моделью, считают авторы доклада.

Скачок неравенства 1992-1993 годов многократно усилил тенденцию, а изменилась она лишь с начала 2000-х годов, когда началось медленное снижение уровня неравенства зарплат. Оно ускорялось в периоды бурного роста ВВП и замедлилось после кризиса 2008-2009 годов, но не прекратилось, а бенефициаром этого процесса были низкооплачиваемые группы.

Сейчас уровень зарплатного неравенства в России сопоставим с США и Южной Кореей, выше он в странах Латинской Америки, в Европе он существенно ниже – ближайшим аналогом России в “старой” части ЕС по этому параметру являются Португалия и Ирландия.

Кроме того, по крайней мере в последнее десятилетие неравенство сокращалось в значительной степени за счет роста оплаты труда в госсекторе, причем все успехи в этом процессе сохраняют “штраф” для работников госсектора (разницу в оплате труда с частным сектором для сопоставимых рабочих мест) примерно на уровне 30%, говорится в докладе.

Госсектор является работодателем для 21% работающего населения и имеет ту же долю в общероссийском фонде оплаты труда, при этом в ВШЭ сомневаются, что “штраф” полностью компенсируется нематериальными льготами.
Опирается неравенство зарплат и на большую переменную долю зарплат – премии, характерные для России также с конца 1980-х годов.

Эксперты ВШЭ также пишут, что сокращение неравенства сопровождалось снижением межрегиональной дифференциации зарплат. В 2000-2016 годах снижение неравенства было предсказуемо вызвано и политикой увеличения МРОТ и сокращением финансовых ограничений на мобильность. В докладе приводятся данные о 5-6 млн человек в год, меняющих регион работы, из которых 3-3,5 млн человек – долговременные внутрироссийские трудовые мигранты.

Наконец, отмечено в докладе, неравенство снижает и сокращение “премии за высшее образование” на рынке.

Однако, замечают составители доклада из ВШЭ, эти процессы объясняют не более 40% зарплатного неравенства. Большая часть неравенства наблюдается “даже внутри узких групп работников с одинаковыми производительными характеристиками и проживающих в одних и тех же регионах и населенных пунктах”.

Доклад отвергает как причину “необъясненной” остаточной части неравенства занятость в неформальном секторе и характеристики самих рабочих мест. Основные предположения – неравенство вызывается низкой конкуренцией (как и невысоким желанием работодателей конкурировать за трудовые ресурсы) и гибкостью рынка труда.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.